Запись опубликована в рубрике Умный дом. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Геометрия умного дома

Дом, о котором пойдет речь, современный и “умный”. Многое он умеет делать сам: раздвигать и задвигать шторы на окнах, контролировать работу телевизора в каждом помещении, регулировать освещение, управлять звучанием акустических систем и работой домашнего кинотеатра. Приборы, которые контролируют выполнение разнообразных функций этой сложной системы, сосредоточены в самом сердце дома – внутри небольшой треугольной аппаратной, таинственной, напоминающей кабину космического корабля с бесчисленными кнопками, лампочками и проводами. Здесь же установлен главный элемент домашнего кинотеатра – проектор.

Но это внутри. Снаружи… о существовании аппаратной и не догадаться. Три стены образуют в центре просторной гостиной треугольник, вокруг которого организуется все пространство квартиры: зона домашнего кинотеатра и “рабочая” зона, где можно почитать или поработать на компьютере; зона релаксации, бар и “музыкальный салон”; кухня и коридор с библио-, медиа- и видеотеками. Эта конструкция задает ритм и стиль всему интерьеру: везде четкие контуры и прямые линии (будь то стены, потолки или мебель), строгие геометрические формы, приглушенные тона, утонченно играющие в потоке света, льющегося сквозь огромные, от пола до потолка, окна. Здесь нет ничего лишнего, тем более кричащего или вычурного. Все спокойно, сдержанно, в то же время изысканно и роскошно.

Несмотря на всю современность этого дома, в нем присутствует едва уловимый дух загадочной древности. Благодаря этническим элементам, включенным в интерьер, то здесь то там слышатся отголоски мифов и преданий: в спальне – причудливые бронзовые африканские статуэтки; в гостиной – огромный барельеф с изображением львов – символов хозяина дома; на ступенях романтического алькова (с ворохом разноцветных подушек и нежно-зеленым листом на потолке) – два ягуара, а на полу – пятнистые коровьи шкуры.

Вся квартира живая и динамичная. Границы между остальными помещениями кажутся размытыми, условными. Лишь полупрозрачные матовые перегородки отделяют от гостиной холл, кухню и, наконец, спальню, утопающую в неге и покое. Здесь все приглушено: теплые пастельные полутона, едва уловимые звуки… Одна из стен, возле которой установлена плазменная панель и ниши по сторонам кровати сверху донизу затянуты золотистыми коровьим мехом. Здесь не идешь, а по-кошачьи мягко крадешься, не трогаешь, а слегка прикасаешься. В центре в пушистом ворсе белоснежного ковра утопает кровать, покрытая роскошным покрывалом из аргентинской лисы.

Легкая стеклянная дверь ведет из спальни в огромную ванную, где и стены и пол отделаны редким сортом мрамора, напоминающим розовый агат. В огромных зеркалах, заключенных в рамы из эмали в сочетании с медью, отражаются две большие стеклянные ширмы с изображением женского и мужского профилей, покоряющих античной красотой. А через потайное зеркало из аристократично-рафинированной ванной можно попасть в гардеробную, а затем в кухонное царство хай-тека с серебристо-серыми стенами, стальной мебелью, экраном встроенного в стену телевизора, обрамленного причудливым анималистическим орнаментом.

В этом интерьере сочетаются элементы различных стилей. Кажущиеся незначительными детали сплетают их в одно целое, создают стилистическое единство и совмещают два таких разных понятия, как урбанизация и одухотворенность.

Источник: www.archidom.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Еще в рубрикеУмный дом

Дом повышенной разумности

Жилище современного человека нашпиговано электроникой. И ее количество переходит в качество. Такие понятия, как “интеллектуальное жилище”, Smart House, “умный дом” из сферы фантастики плавно перекочевали в лексикон строительных и риэлтерских компаний. Правда, они не стали от этого более ясными. В хрестоматийном рассказе американского писателя Рэя Брэдбери “Будет ласковый дождь” описывается полностью автоматизированный дом, который продолжает заботиться о хозяевах даже после …

Узнать подробнее…

Home sapiens

В советские времена зарубежной фантастики на русском языке публиковалось мало, а то, что публиковалось, как правило, было написано в середине 50-х… Вероятно, именно в период бурной деятельности сенатора Мак-Карти из-под пера Брэдбери, Шекли, Саймака и прочих совместимых с советской действительностью представителей американской фантастики выходили книги, которые можно было считать чуть ли не идейным протестом против бездуховности американского образа жизни.